Четверг 15 Апреля 2021 07:37
Лола Косимова, учительница из Таджикистана: В России родители вначале отказывались от меня, узнав что я нерусская
06 Февраля 2015

Лола Косимова, учительница из Таджикистана: В России родители вначале отказывались от меня, узнав что я нерусская

\"Когда родители узнали, что я не русская, они хотели перевести своих чад в другие классы. Теперь же ситуация изменилась\", говорит таджикская учительница переехавшая на работу в Россию.

Лола Нигматовна Косимова живет в Самаре 3 года. Она – педагог с большим стажем, и сегодня работает в средней образовательной школе №33.

- Я переехала в Самару вслед за мужем, его перевели в Россию по службе. До этого, несколько лет подряд было непонятно, где все же мы будем жить, поэтому я с детьми оставалась в Душанбе, и работала преподавателем в частной гимназии имени Расула, а он работал в Самаре. Через четыре года стало известно, что он точно остается в России, и я переехала к нему. Сначала мы жили в казарменном общежитии. Много времени уходило на оформление разного рода документов, естественно работать было невозможно. Потом мы все-таки получили квартиру, и нужно было оформить наших детей.

После получения квартиры и переезда в новый район, у меня уже встал выбор, куда идти работать. Старшая дочь по-прежнему находилась в Душанбе, поэтому я часто ездила в Таджикистан. В связи с этим, искать постоянную работу по профессии было нецелесообразно, поэтому я устроилась кассиром в супермаркет «Ашан».

Сын переехал вместе со мной и здесь закончил школу. Как-то раз, в школе он обмолвился, что его мама – преподаватель русского языка и литературы. По-прошествии какого-то времени, директор школы сама позвонила мне и предложила встретиться. Стаж преподавания в младших классах у меня был гораздо богаче, чем педагогом руссоведом, поэтому меня взяли работать в младшие классы.

Моя работа в Таджикистане была непосредственно связанна с преподаванием для детей, у которых русский язык является иностранным. Поэтому моя методика была рассчитана на преподавание русского языка как иностранного, и мне предложили первый учебный год преподавать детям цыганам.
В Таджикистане у меня была обширная практика работы с таджикоязычными детьми, и даже те, кто приходил, не умея ни читать, ни писать и, вдобавок,

вообще не знал русского языка, вскоре начинали показывать хорошие учебные результаты. Здесь подобная программа также работает.
В начале следующего учебного года мне предложили классное руководство в первом классе, где обучение проходит по программе «Школа России». Когда родители узнали, что я не русская, они хотели перевести своих чад в другие классы. Теперь же ситуация изменилась.

Родители видят, что я не просто провожу уроки, и на перемене ученики предоставлены сами себе, а мы с ними вместе выходим во двор, строим снежные замки, играем в снежки, после чего возвращаемся в класс и продолжаем учиться. Это удивляет и моих коллег, и родителей.

Была даже ситуация, когда ко мне подошла пожилая женщина и сказала, что я учитель старой закалки. Меня удивили ее слова. Я поблагодарила ее и спросила: «Вы чья-то бабушка»? На что она ответила: «Нет, мой внук учится в другом классе, я просто обратила на это внимание», и поинтересовалась, может ли она перевести своего внука в мой класс.

Как только я начала работать в школе, мне предложили пройти несколько курсов повышения квалификации. Весной неделю мы изучали «интерактивную методику преподавания», в августе - курсы Центра развития образования по программе «современные аспекты преподавания русского языка как иностранного».

В Самаре преподавать немного проще, чем в Душанбе, так как класс состоит из 25 человек, а не из 45, и детей принимают в школу исключительно с определённой подготовкой.
Как учитель могу сказать, что дети на моей родине и здесь немного отличаются. У нас больше развито уважение к старшим, независимо от того родной это человек или малознакомый, он все равно старше, а значит чуточку мудрее. В России дети привыкли к тому, что они для родителей центр вселенной, и во многом считают себя важнее всего остального. Так как семей с двумя или более детьми немного, то и ведут они себя более эгоцентрично.

Несколько разнится и отношение к учителю, причем как у самих детей, так и у родителей. В Душанбе родители всегда были благодарны учителям за их труд. Здесь же к нему относятся как само собой разумеющемуся.

Я прожила в Самаре уже два года, но не могу сказать, что чувствую себя местной. Мне очень сложно ассимилироваться, войти в русское общество. Это проявляется и в работе. Я учу деток самим носить свои сумки, а не отдавать их стареньким бабушкам, встречающим их из школы, уступать место
пожилым людям в общественном транспорте, что тоже не особо распространено в России.

Часто моих детей спрашивают, кто они по национальности. Когда узнают что они таджики, за первым следует вопрос: «Ваши родители, наверное, на рынке работают?». Какое удивление вызывает у этих людей ответ «Нет, моя мама - учитель русского языка». Или обратная ситуация – когда собеседник уже знает, кто мама по профессии, он наотрез отказывается верить, что по национальности мы таджики.

Если вдруг, в моей жизни, мне посчастливиться вернуться в Республику Таджикистан, то я непременно вернусь в свою сферу деятельности, и обязательно пойду работать в школу. Хоть я и провела здесь уже несколько лет, все же в Душанбе остались мои друзья и родственники, там более мягкий климат и множество приятных воспоминаний. А пока я набираюсь опыта работы, которым при возможности с удовольствием поделюсь со своими коллегами в Душанбе.

Беседовала Маина Шварц,
\"Озодагон\"

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Во всем согласна с автором письма! Я учительница начальных классов с высшим образованием и большим стажем работы. Работала 3года в Монголии,а в 2017-18г.в Че чне, где еще преподавала английский. Мне 66л.но могла бы помочь и таджикским детям,поскольку владею методикой рки.

Наиля nailia1352@yandex.ru | 2018-07-19 06:54:54

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс